az_mnogogreshny (az_mnogogreshny) wrote in i_future,
az_mnogogreshny
az_mnogogreshny
i_future

Как "удалёнка" спасёт мир от кризиса.

Оптимизм сейчас не в моде. От будущего сейчас никто не ждёт ничего хорошего. Исчерпание ресурсов, голод, столкновение цивилизаций, генетическое вырождение, все помрут в страшных мучениях... И, тем не менее, рискну пойти против течения. Есть вероятность, что нас ждет невиданный ранее экономический рост и столетия процветания. Если будет соблюдено одно условие.


Откуда берется богатство народов. Один из главных источников - разделение труда и специализация. Специализация порождает города. И чем она больше, тем крупнее должен быть город.

Чем сложнее производство (не обязательно промышленное), тем больше ему требуется уникальных специалистов. В малом городе можно не найти полный набор необходимых специалистов. Или же некоторые из них будут в единственном экземпляре. А отсутствие свободы выбора (монополизм) никому не нравится. Поэтому и предприятия, и работники стремятся в крупный город. И чем крупнее, тем лучше. Конечно, какой-нибудь гугл может позволить себе перенести свою резиденцию в глушь, построить кампусы для работников и сохранить им условия жизни как в большом городе. Но, это для самых крупных. Кроме того, большими и успешными сразу не становятся. Значит, периода становления в границах мегаполиса всё равно не избежать.

Против переезда в глубинка работает еще один фактор. Что будет, если оба члена семьи являются уникальными специалистами? А ведь свою "половину" принято искать в схожей социальной среде. Один из супругов может переехать вслед за своей компанией в глухомань. А что делать второму? Бросать работу? Или же искать другую семью? Казалось бы мелочь, но из таких мелочей состоит жизнь. И их последствия могут быть далеко не мелкими.

Мы выяснили, что для продолжения прогресса города должны всё время расти. В идеале всё население земли должно сосредоточится в одном гигантском мегаполисе. Но уже сейчас рост городов достиг предела. Конечно, количество миллионников может еще расти, но их величина (то есть качество) уже не может существенно повысится. И причина этого - транспорт.

Есть суточный ритм. Человек не может ехать на работу дольше, чем полтора часа. И есть ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ невозможность очень быстро передвигаться в городах. Между городами пожалуйста! Хоть быстрее звука. А в городах мы либо должны уменьшать плотность населения, либо мириться с маленькой скоростью. И то и другое кладёт предел увеличению населения в городе. Можно чисто формально сделать 100 миллионный город. Но, он не будет настоящим городом. Просто урбанизированная территория.


Но, выход есть. Не обязательно перемещать тяжелые человеческие тела в пространстве, затрачивая на этот процесс невообразимое количество энергии. Можно перемещать информацию.

Кроме обычной урбанизации, то есть концентрации бренных человеческих тел в пространстве, на протяжении всей истории шла параллельная "урбанизация" - информационная. Хотя, этот процесс был с противоположным знаком, то есть, скорее, дезурбанизация. Сначала почта, затем телефон и телеграф. Следом за ними интернет и, возможно, в будущем, полная виртуальная реальность.

Обычно на это возражают, что телефон не отменил живое общение и не сделал ненужными мегаполисы. А, значит, это не удастся интернету. Но, на самом деле, всё совсем не так. Во-первых, телефон в очень значительной степени заменил живое общение. Представьте себе, что все телефонные разговоры заменены на встречи с глазу на глаз. Во сколько раз увеличился бы трафик и сколько бы уходило времени на дорогу? Нефть и газ кончились бы уже 50 лет назад. А так люди могут не видится друг с другом месяцами и, даже, годами. И при этом плодотворно общаться. Хотя, отменить города телефону явно было не под силу. Слишком слабое средство. А вот интернет совсем другое дело.

По идее, всю деятельность связанную с обработкой или созданием информации можно вести не выходя из дома. На работу нужно будет ездить если нужно работать руками. Но здесь на помощь идут роботы. Конечно, далеко не всё можно перевести на удалёнку или роботизировать. Но, если хотя бы половину работников перевести на работу дома, то это уже приведёт к революционным изменениям в экономике. А если 90%?


Может возникнуть вопрос: как такая мелочь может что-то серьёзно изменить? Разве важно где работает человек, дома или в офисе? Содержание самой работы и производительность труда никак не изменится....

А вот и нет... Еще как изменится...

Снова вспомним про агломерационный эффект. Чем крупнее город, тем более сложное производство и разделение труда он сможет потянуть.  В деревне, где до индустриализации жило почти всё население, разделение труда было в зачаточном состоянии. В основном оно было между мужчинами и женщинами. Мужик пашет, а баба следит за домом, детьми, курами, свиньями.

Малый город (а других тогда быть не могло) уже порождал кучу новых занятий. Рыночный торговец, плотник, парикмахер, трубочист, проститутка, околоточный надзиратель, обувной мастер и так далее. Миллионный город уже может себе позволить университет и оперный театр. А современный индустриальный мегаполис имеет уже столько профессий, что не перечислить.

На каждом новом витке специализации лавинообразно растет производительность труда. И, следовательно, всеобщее богатство.


Последнее не кажется очевидным. Скажи человеку из 18 века, что в 20-м в сельском хозяйстве в развитых странах будет занято меньше 10% населения... Недоумению не будет предела. А чем будут заниматься все остальные? Умрут с голоду?

Тем не менее, от голода никто не умер. Агломерационный эффект создал кучу новых сфер деятельности, о которых крестьянин 18 века даже не мог подозревать. Эти новые сферы и оттянули освободившихся работников, при этом, обеспечив им уровень жизни на порядки выше, чем у нашего крестьянина из прошлого. И так было каждый раз с каждым новым витком прогресса. Луддиты всякий раз оказывались посрамлёнными.

Так же и сейчас. Удалёнка и всеобщая виртуализация - способ еще раз запустить агломерационный эффект. Сейчас самый крупный город на земле не превышает по численности 30 миллионов человек. И это предел. Крупнее городов у нас не будет больше никогда. А размер нашего виртуального города приближается к общему количеству людей на земле. И равен числу работающих в сети. Если это, к примеру 50% населения,то его размер – 4,5 миллиарда! В 150 раз больше чем сейчас!

А теперь сравним деревню в 100 человек и 15 тысячный город. Или 15 тысячный город с двухмиллионным. Именно такой скачок сложности нам будет обеспечен при всеобщем переходе на удалёнку.


Как следствие мы получим тысячи новых профессий и сфер деятельности, о которых сейчас даже не подозреваем. Как не подозревал крестьянин 18 века о нашем современном городском образе жизни и наборе профессий.

Таким образом решится вопрос куда денутся люди, которых роботы лишат работы. Туда же, куда делись миллионы крестьян с их натуральным хозяйством.

Но этот благополучный исход возможен только при всеобщей удалёнке и глобальном виртуальном городе. Если это условие не будет соблюдено, то никакой роботизации нам не светит. Будет всё так, как говорят луддиты. Роботы отберут у людей работу и оставят без средств к существованию. Товары, произведённые роботами некому будет покупать. А, соответственно, и сами роботы не будут никому нужны. Типично марксистский замкнутый круг.

Что-то похожее мы получили и без всяких роботов. Роботы это слишком сложно. Зачем они нужны, когда есть китайцы.

Где-то в 70-е годы, может быть по причине энергетического кризиса, бизнесс на западе решил оптимизировать расходы и вывести производство в бедные страны, где рабочим можно платить копейки. Они будут всё равно счастливы, так как до этого не имели ничего. Все социальные завоевания западных рабочих оказались под угрозой. А вместе с этим сново замаячила “ловушка Маркса”. Обедневший средний класс развитых стран не сможет больше потреблять, а китайцы для этого получают слишком мало. Выход был найден в раздувании кредитного пузыря. Но, это была временная мера. Пузырь лопнул и производить что-либо стало не выгодно. И, тем более, вкладывать в развитие новых технологий.

Сейчас сложилась крайне неприятная ситуация, когда изменения жизненно необходимы, но никому не выгодно что-либо менять. Система стала абсолютно не гибкой. Достижения прогресса находят применение только в сфере развлечений, никак не влияя на само производство.


Какой выход будет найден (и будет ли найден вообще), чтобы перейти на следующую ступень прогресса? Сложно сказать… Может быть, положительное влияние окажет энергетический кризис. Когда вдруг окажется, что у населения больше нет денег, чтобы добираться на транспорте на работу. Бензин и электричество станут слишком дорогими. Тогда прекратятся все разговоры на тему как неудобна удалёнка и как выгодно “живое общение”, “работа бок о бок”, “рабочий коллектив как единая семья” и прочее в том же духе. Прогрессивные начинания как правило пробивают себе путь не от хорошей жизни. Люди будут до последнего держаться за привычные схемы. Просто в силу инерции мышления. Никто не желает рисковать, делать что-то новое и непривычное.

И напоследок представим себе новый мир победившей виртуальности. Города, конечно, останутся. Но появится свобода выбора, которой сейчас нет. Человек сможет выбирать жить там где хочет.

Хочет жить на берегу лесного озера или в тихом маленьком городке – пожалуйста. Если есть потребность каждый день ходить на выставки или в театр можно поселиться в крупном городе. Мегаполисов конечно не будет. Это совершенно бесчеловечная форма города. Никто не захочет жить в таком аду по доброй воле.


Города наконец то станут дружественными к человеку. Все современные рассуждения о «городах для людей» не стоят ломанного гроша. Люди стекаются в мегаполисы от того, что у них нет другого выхода. И будут туда стекаться, пока жизнь в городе не превратится в ад. И только это как-то сможет остановить дальнейшее разрастание города.

Я представляю с каким раздражением реагируют провинциалы на рассказы москвичей о пробках или о давке в метро. Эти неудобства – естественная плата за те преимущества, которые даёт большой город. А эти преимущества настолько гигантские, что люди будут мириться с самыми бесчеловечными условиями жизни. Сделай Москву более удобной для жизни и она заполнится народом настолько, что ад восстановится. А неудобства как раз приводит к тому, что часть населения, для кого не так критически важны городские блага, может покинуть город.

Второе следствие виртуализации – выравнивание условий жизни на земле. Виртуальная учёба и работа теоретически возможна даже в трущобах Киншассы. Деление на золотой миллиард и третий мир исчезнет. Следствие – еще большее расширение рынков. Сейчас большая часть мира живёт в предыдущих веках и не участвует в мировом производстве и потреблении.

Третье следствие – экономия энергии. В будущем у нас не будет столько энергии сколько есть сейчас. Пик добычи нефти уже пройден. По газу и углю это предстоит в самое ближайшее время. С термоядом и «замкнутым циклом» тоже всё очень непонятно. Придётся экономить на всём.

Основные пожиратели энергии в наше время – транспорт, промышленность и сельское хозяйство.

С транспортом всё и так понятно. Проблема решается сама собой.


С промышленностью сложнее. Роботы ведь тоже жрут энергию. И не мало. Но, с другой стороны, на земле есть регионы, где навалом возобновляемой энергии. И, при этом, мало кто живёт. У промышленности там не будет конкурентов за энергию. Возьмём, например, Восточную Сибирь. Гидроэнергоресурсы там гигантские. При этом, используются они не более чем на 6%. Например, Эвенкийская ГЭС, если она будет построена, станет самой мощной ГЭС на земле, наряду с “плотиной трёх ущелий” в Китае. Ещё круче могла бы стать Пенженская Приливная ЭС на севере Камчатки. Там мощность более чем в 3 раза больше чем у “плотины трёх ущелий”. Гигантские мощности, которые сейчас там никому не нужны. Но, если максимально роботизировать производство, то много людей будет и не нужно. Можно спокойно перевести всё мировое производство из Китая в Восточную Сибирь. Тем более, что и пресной воды там навалом. А без нее промышленность тоже не может.
Проблемы с развозом конечной продукции к потребителям в других частях света тоже не возникнет, так как энергия в избытке. Зарядил аккумуляторы или сделал синтетическую нефть и вперед!

Осталось у нас сельское хозяйство. Самый большой пожиратель энергии и пресной воды – животноводство. Его в нынешнем виде точно не будет. Мясо будет только по большим праздникам, как в старину. Что придумают взамен неизвестно. Может, искуственное мясо. Может, научатся есть насекомых. Или перейдут на вегетарианство.

С растениеводством проще. Можно вернуться к огородничеству. Тем более, что есть прогрессивные технологии, вроде гидропоники и аэропоники. Многие операции можно компьютеризировать. Затраты труда будут не гигантскими. Обычный домашний труд. Тем более, что освободится время, которое сейчас затрачивается на дорогу. И транспортной усталости будет меньше.

Огородничество и небольшие фермы рядом с потребителями позволят отказаться от перевозки сельхозпродукции на тысячи километров. Можно сэкономить энергию.

Вот таким может быть будущее. А как будет в реальности время покажет…

Tags: общество, производство, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments